«Романтика в янтаре»

Период и даты проведения:
c 30 Октября 2005 по 20 Февраля 2006

Чётки Игоря Брасюнаса

Невеликая вещь – кусочек застывшей смолы позавчерашних сосен. Наша химическая промышленность может изготовить не хуже.

Однако не может. За этим "не хуже" не стоят "многие лета", сложившиеся в междустихийный концентрат тысячелетий, в янтарь. В кусочек смоля, имеющий свой характер и гонор.

Потому не каждого резчика он к себе подпускает, янтарь. Крошится под резцом, становится скорее браком, чем задумкою художника. Капризничает. В унисон ему мастер должен быть не то, чтобы хитрым, но весьма себе на уме. Чтобы был у него свой резон. Свой резак. Своя специфическая хитринка, волшебинка, отличающая нас, простых смертных, любопытствующих и клиентов, от них, тайнодевцев.

Такие примерно ощущения возникали у меня, когда я заходил в мастерскую к Игорю по делу ли, либо по обычной потребности "культурной диффузии". Заваривался чай (если был срочный заказ, тогда без чая, сигареткой обходились), затевался разговор. Кавалерийские усы хозяина топорщились, глаза светились чайным светом. В конце разговора наступало время для мини-вернисажа. Хозяин открывал дверцы маленькой дубовой витринки, в которой скапливались готовые работы: которые не успел забрать заказчик или которые делались либо для себя, либо для выставок. В этом "открывающем" жесте смешивались движения фокусника, откидывающего полог плаща, дабы явить малое чудо; шарманщика, достающего из клюва птицы счастья бумажку с пророчеством, и конферансье старинных кукольных театров, что откидывает занавес со словами "Представление начинается!.."

В витринке стояли ярко освещённые предметы, при взгляде на которые в душе у меня просыпался ребёнок. Хотелось взять, повертеть в руках, поиграть и, чего уж греха таить, этот ребёнок боролся с искушением сунуть вон ту чудесную фигурку в карман шорт... Однако ж хозяин знал магическое действие витринки на посетителей, и только глаза его загорались чайным блеском при виде проснувшегося ребёнка. Фигурки поочерёдно извлекались руками мастера из освещённых недр и туда же возвращались после осмотра.

И сколько раз я ни заходил к Игорю, столько раз на меня безотказно действовала волшебная витринка. Фигурки в ней менялись, но сама освещённая рампа и жест волшебника были неизменными ингредиентами, будившими во мне мальчика в шортах. Очень мне хотелось стать участником того представления, что разворачивалось в ярком свете витринки, чтобы и моя фигурка там играла свою роль...

И вот однажды я увидел в витринке чётки. Очень странные чётки. Большие неправильной формы капли необработанного янтаря были связаны нитью, и было видно, что древней этих шаров я ничего не встречал, такой вечностью от них сквозило. Околдованный, я смотрел и не мог насмотреться... Это были нерукотворные янтарные "капли", застывшие в незапамятные времена в такой шаровидной форме, покрытые почти живой коркой, какая бываету дерева или человеческой раны.

Как и полагается мастеру, Игорь смотрел не на чётки, а на меня, и был очень доволен произведённым эффектом.

А через полгода и у меня появились такие чётки ну, не такие, гораздо меньше, но тоже из капель, и перебирая их камни, я чувствовал себя участником таинства чудесного представления...

... в этом году погас свет в витринке. Не стало мастера. Я перебираю чётки, собранные Игорем, и две ноты одновременно звучат у меня в душе: горечь от того, что некому теперь открыть витринку с янтарными фигурами и память о чудесных дел мастере Игоре Брасюнасе.

Александр Попадин

Художники, связанные с этим событием

Показать календарь работы

Календарь работы этого события

Обозначения:

  • 33 – день работы выставки или события;
  • 33 – сегодняшний день;
  • 33 – музей закрыт для посещения;
  • 33 – музей открыт для посещения.